Главная » 2016 » Сентябрь » 18 » Новая военная стратегия Тайваня: движение к независимости?
00:47
Новая военная стратегия Тайваня: движение к независимости?

Несколько недель назад в мировых СМИ появились сообщения о намерении главы тайваньской администрации Цай Инвэнь (вступила в должность президента Китайской Республики 20 мая 2016 г.) разработать для острова новую военную стратегию. Впервые Цай, как верховный главнокомандующий вооруженными силами Тайваня, заявила об этом 25 августа во время военных учений «Ханьгуан» («Слава Китая»), проходящих ежегодно с 1984 г. в уезде Пиндун на юге острова. По словам президента, тайваньской армии необходима новая «уточняющая направление и меняющая культуру военная стратегия», разработка которой к январю 2017 г. уже поручена министру обороны Тайваня. При этом Цай никак не пояснила конкретное содержание нового «направления» и «культуры», кроме разве что того, что в ходе реформирования вооруженных сил особое внимание будет уделено «повышению уровня [оснащенности] каждого отдельного солдата».

О новой военной стратегии Цай Инвэнь говорила и 2 сентября во время своего выступления на одном из мероприятий по случаю празднования Дня военных (3 сентября). Глава тайваньской администрации отметила наличие множественных помех в рядах вооруженных сил, сокращающих не только время для профессиональной подготовки, но и для отдыха. По словам Цай, за последние несколько десятков лет в связи с отсутствием изменений в общей военной стратегии каждый вид вооруженных сил по-своему разрабатывал планы в сфере военного строительства и подготовки к войне, что приводило к повторяющимся бюджетным вливаниям без существенного увеличения военной мощи. По мнению президента, необходимы изменения в сфере использования кадров и административного управления вооруженными силами. Должны быть пересмотрены требования к структуре, количеству и моральным качествам военнослужащих в связи с «очевидными переменами в форме угроз», стоящих перед Тайванем в XXI в.

Главная угроза Тайваню в XXI столетии, как и раньше, исходит с противоположного берега Тайваньского пролива.

Несмотря на то, что Цай Инвэнь не указала на это прямо, главная угроза Тайваню в XXI столетии, как и раньше, исходит с противоположного берега Тайваньского пролива. Хотя, действительно, характер этой угрозы сегодня несколько иной, чем в прошлом веке. Наряду с опасностью военного конфликта, КНР сегодня использует целый ряд мер для достижения своей цели объединения всего Китая, частью которого, согласно утверждениям китайского руководства, является и Тайвань. Это прежде всего экономическая привязка острова к материку (так, например, санкционированное правительством КНР сокращение туристического потока из материкового Китая, который существенно вырос в годы президентства предшественника Цай Инвэнь Ма Инцзю, оставило без работы целый ряд тайваньских турфирм), попытки влиять на общественное мнение Тайваня путем скупки акций ведущих медиахолдингов острова и т.д.

Что касается реакции Пекина на заявления Цай Инвэнь о новой военной стратегии, то каких-то громких заявлений с китайской стороны не последовало. Выступления главы тайваньской администрации по времени совпали с проведением в Ханчжоу очередного саммита G20, и основное внимание китайского руководства и СМИ было приковано к этому событию. Однако более вероятное объяснение заключается в том, что на самом деле, говоря о «военной стратегии», Цай Инвэнь не декларировала необходимости наращивания мощи вооруженных сил острова как таковой (хотя Тайвань продолжает прикладывать много усилий к разработке новейшего вооружения собственного производства в связи с возникновением все большего количества препятствий к его закупке за рубежом, прежде всего в США). Речь пока идет о внутреннем реформировании тайваньской армии с точки зрения улучшения условий военной службы и т.п. Кроме того, довольно насущный вопрос — пенсионная реформа, которая сегодня проводится на Тайване и является одной из причин падения рейтинга действующего президента, поскольку подразумевает сокращение довольствия вышедших на пенсию представителей прежде всего бюджетной сферы, включая военных, преподавателей и госслужащих. Значительная часть цитируемого выше выступления Цай 2 сентября была нацелена на то, чтобы успокоить и убедить военнослужащих, что правительство продолжает проявлять о них заботу. 

Цай Инвэнь в своих инициативах вынуждена оглядываться на мнение тайваньской общественности, которая становится все более уверенной в своей способности определять политическое развитие Тайваня по мере демократизации острова с конца 1980-х гг. и особенно после «Движения подсолнухов» в марте 2014 г.

В данной связи напрашивается вопрос — свидетельствует ли намерение Цай Инвэнь реформировать вооруженные силы Тайваня о ее желании провозгласить независимость острова? Представляется, подобное желание у главы тайваньской администрации есть, так же как оно было и у ее бывшего коллеги по партии (Миньцзиньдан, Демократическая прогрессивная партия), президента Китайской Республики в 2000-2008 гг. Чэнь Шуйбяня, прославившегося целым рядом провокационных действий в отношениях между двумя берегами Тайваньского пролива. Однако возможность совершения подобного акта со стороны нынешнего президента чрезвычайно мала. Цай Инвэнь, в противоположность Чэнь Шуйбяню, отличается крайней осторожностью в своих высказываниях. КНР до сих пор не может дождаться от нее внятного комментария по вопросу «одного Китая» и «консенсуса 1992 г.». Очевидно, что нынешняя глава тайваньской администрации не признает ни того, ни другого. Но любое ее высказывание в данном ключе может повлечь за собой жесткие действия со стороны КНР по ограничению тайваньского суверенитета, которым острову практически нечего противопоставить.

В этом смысле положению Цай Инвэнь не позавидуешь. С одной стороны, на нее обращены взгляды китайского руководства, прекрасно знающего ее позицию и готового отреагировать на малейшую оплошность с ее стороны. С другой стороны, Цай пришла к власти на острове в условиях устойчивого роста «тайваньской идентичности». По данным Центра исследований выборов Государственного университета Чжэнчжи (Тайбэй, Тайвань), около 60% населения острова называют себя «тайваньцами», около 34% — «и тайваньцами, и китайцами», в то время как к «китайцам» себя относят лишь около 3% жителей Тайваня. Что касается отношения к проблеме провозглашения независимости Тайваня, несмотря на то, что показатель числа людей, поддерживающих немедленное решение этого вопроса, довольно незначительно (всего около 4%, против 1,5% выступающих за скорейшее объединение с Китаем), количество тайваньцев, склоняющихся к сохранению статус-кво с последующим движением к независимости достигает уже 20%. Справедливости ради, стоит сказать, что наиболее высокие показатели демонстрируют предпочтения к сохранению статус-кво бесконечно, либо с принятием решения позже (около 27% и 33% соответственно). Но это объясняется скорее пониманием большинством жителей Тайваня неосуществимости в настоящее время изменения статуса острова. И эти показатели вполне могут подвергнуться существенным колебаниям в случае появления подобной возможности.

Описанная выше ситуация, в которой находится глава тайваньской администрации, не может пойти на пользу ее рейтингу. Большинство опросов общественного мнения, проведенных различными организациями Тайваня по достижении 100 дней правления администрации Цай Инвэнь, демонстрируют снижение поддержки действующего президента до уровня около 50% (наиболее низкие показатели — 42% — предоставил опрос, организованный медиахолдингом «Ляньхэбао», который традиционно считается занимающим прогоминьдановские позиции). Вообще падение рейтинга вновь избранного правительства по сравнению с довыборными показателями — довольно распространенное явление. В большинстве случаев главная причина этого — несоответствие ожиданий различных групп населения и реальных возможностей новой администрации. Что касается Цай Инвэнь, то она в своих инициативах вынуждена оглядываться на мнение тайваньской общественности, которая становится все более уверенной в своей способности определять политическое развитие Тайваня по мере демократизации острова с конца 1980-х гг. и особенно после «Движения подсолнухов» в марте 2014 г. Довольно показательным стало недавнее решение Цай отозвать предложенную ею же кандидатуру Се Вэньдина на пост главы Судебного Юаня (главного органа судебной власти Китайской Республики). Персона Се Вэньдина вызвала недовольство тайваньских общественных организаций, поскольку он был среди обвинителей во время известного процесса конца 1970-х гг. против участников «инцидента Мэйлидао» (10 декабря 1978 г.), среди которых были многие лидеры оппозиционного движения в условиях однопартийной диктатуры Гоминьдана. Подобное назначение в глазах тайваньской общественности ставит под сомнение решительность нынешнего президента в вопросе правосудия переходного периода (transitionaljustice), который в случае Тайваня означает расследование преступлений гоминьдановской власти в годы военного положения (1948–1987 гг.) и который занимал одно из важных мест в предвыборной платформе Цай Инвэнь. В итоге глава тайваньской администрации уступила.

Китайско-тайваньские отношения, скорее всего, продолжат находиться в состоянии «холодного мира» и «мертвой точки».

В вопросе отношений с противоположным берегом Тайваньского пролива позиция Цай Инвэнь также довольно хрупкая с той точки зрения, что, учитывая описанные выше тенденции, сегодня все большую популярность на острове набирают новые политические силы, настроенные гораздо более радикально в отношении проблемы независимости Тайваня, нежели современная ДПП. Среди них, в частности, получившая на последних парламентских выборах 5 мест из 113 и занявшая 3 место партия «Сила эпохи» (или «Новая сила», New Power Party), сформировавшаяся из лидеров упомянутого «Движения подсолнухов». Тем не менее в ближайшее время от Цай Инвэнь вряд ли можно ожидать каких-то решительных действий в этом направлении, и китайско-тайваньские отношения, скорее всего, продолжат находиться в состоянии «холодного мира» и «мертвой точки», как их сегодня характеризуют. Однако ситуация может измениться после обнародования в начале 2017 г. проанонсированной Цай Инвэнь новой военной стратегии Тайваня.

Прикрепления: Картинка 1
Категория: Новости радио Голос Бирмы и других старан Мира и Азии. | Просмотров: 80 | Добавил: Matrix | Теги: Новая военная стратегия Тайваня: дв